Размер шрифта: A A A
Цвет сайта: Ц Ц Ц
Изображения:
Шрифт: Arial TNR
Кернинг: 1px 2px 3px
Обычная версия
Выбор образовательного учреждения
Муниципальные учреждения:

Краеведение → Блог RSS лента

Администратор блога: Фатима Дидиева
23.3
Все рубрики (254)
МЕЖДУНАРОДНЫЙ ДЕНЬ ВОЛОНТЕРА.
0 комментариев 0

Пятого декабря страны всего мира справляют праздник, посвященный людям, которые безвозмездно помогают другим. На сороковой сессии в 1985 году ООН порекомендовала другим государствам отмечать Международный день волонтеров. В эту дату обычно поздравляют тех, кто готов безоговорочно и безвозмездно трудиться на благо людей и животных. Этот замечательный праздник имеет более длинное название: Международный день добровольцев во имя экономического и социального развития. Его организаторы акцентируют внимание на волонтерах, которые не участвуют в военных и боевых действиях. Главные герои – это те люди, которые бескорыстно трудятся во имя общественного, культурного, экономического развития. Во Всеобщей декларации волонтеров говорится, что добровольцы могут отдавать свое время и силы общественным и индивидуальным поступкам, не ожидая при этом материального поощрения. Благородные поступки в настоящее время – редкость, которая очень высоко ценится. Поэтому пятого декабря необходимо не только сказать добрые слова всем волонтерам мира, но и задуматься о собственных бескорыстных действиях. 

День защиты черных котов в Италии
0 комментариев 0

Ежегодно 17 ноября в Италии отмечают весьма необычный праздник — День защиты черных котов (также известный как День черных кошек), который был учрежден по инициативе активистов итальянской Ассоциации по защите окружающей среды и животных (AIDAA) и впервые отмечался в 2007 году. Известно, что у многих народов черные коты считаются символом несчастья. Издавна им приписывались магические свойства, их называли воплощением нечистой силы и первыми помощниками ведьм и колдунов. И хотя Средневековье осталось позади, темные суеверия живы до сих пор — и страдают от них, в первую очередь, черные кошки. Известная песня о том, что «только черному коту и не везет», вполне оправдывает себя и в наше время. Ежегодно в мире гибнет и пропадает (вероятно, не без помощи недоброжелателей) несколько десятков, а то и сотен тысяч черных котов. В одном лишь Риме хозяева ежегодно теряют 15 тысяч черных кошек. Кроме того, есть данные, что черных котят реже других забирают из приютов. Собрав статистику по «невезучим» животным, итальянские активисты из Ассоциации по защите окружающей среды и животных и взялись решать проблему истребления черных кошек. Первым шагом стало утверждение Дня защиты черных котов в 2007 году. Как заявляют в Ассоциации, организация будет не только помогать кошкам, но и награждать людей, которые проявляют сочувствие к затравленным животным. Впрочем, в некоторых странах мирах черные кошки вовсе не нуждаются в помощи. Например, в Великобритании предрассудки относительно этих животных носят исключительно позитивный характер. Например, в некоторых районах Англии верят, что хозяйка черного кота никогда не останется без поклонников, а в Шотландии полагают, что кошка цвета ночи приносит в дом богатство. Не обижают черных кошек и моряки: они уверены, что корабельный или домашний кот такого окраса сулит удачу в плавании.

Источник: http://www.calend.ru/holidays/0/0/2988/
© Calend.ru

50 и 1 факт о Чечне и Чеченцах
0 комментариев 0

1- В результате двух войн на
территории ЧР погибло более
250 000 мирных чеченских
жителей.
2-В 2003 году г. Грозный был
признан ООН самым
разрушенным городом на земле
со времен второй мировой.
3- Последний кавказский абрек
– чеченец Хасуха Магомадов .
4- Интересно, что первые
космические корабли летали на
авиационном топливе, добытом из
чеченской нефти, а Ватикан
заказывал для своих служб
свечи, изготовленные из
парафина грозненских НПЗ.
5-Все чеченцы являются
мусульманами по рождению.
6-Почти все чеченские фамилии
происходят от имени предка.
7-Чечня провела в составе
российского государства без
малого полтора столетия. За это
время ее история почти не знала
абсолютно мирных страниц.
8-Первый имам Кавказа был
чеченец Ушурма Шейх Мансур
9- Лучшие произведения
написанные о Кавказе М.Ю.
Лермонтовым, А.С. Пушкиным,
Л.Н. Толстым посвящены
чеченцам.
10- Площадь Чечни около 15
700 км²
11-Во время Гражданской
войны Чечня превратилась в
поле боя, и территория Чечни
неоднократно менялась.
12-Письменность на чеченском
языке до 1925 года
существовала на арабской
основе
13-Большинство чеченцев
принадлежат к шафиитскому
мазхабу суннизма.
14-В Чечне находится самое
глубокое озеро на Кавказе,
Казеной-Ам.
15 - В Чечне кровная месть не
имеет срока давности, она может
быть осуществлена через 50 или
100 лет.
16- До войны город Грозный
считался самым красивым
городом на Кавказе.
17-Чечня граничит с
Дагестаном, Ингушетией,
Грузией, Ставропольским
краем¸Северной Осетией.
18- В Чечне есть русские… но
их очень мало. Даже в Грозном
найти их непросто и они
воспринимаются многими как
музейные экспонаты.
19- В Великой отечественной
войне чеченец Ханпаша-
Нурадилов уничтожил 920
фашистов.
18- У чеченцев нельзя в
присутствии своих
родственников и вообще
взрослых мужчин со стороны
мужа брать детей на руки,
ласкать их, и даже ругать.
19-В чеченском институте
кровной мести посягательство на
жизнь и честь женщины
оценивается "двойной кровью".
20- На чеченской свадьбе
жених не присутствует.
21- В Чечне находится самая
большая мечеть в Европе
22- Чечня с 1996 – 1999
имела независимость.
23- 23 Февраля Чеченцы были
депортированы в среднею
Азию.Этот день считается
траурным у чеченцев.
24-При возведении крепости
Грозная было уничтожено более
24 чеченских сел и хуторов.
25- В обороне брестской
крепости принимали участие
более 200 чеченцев.
26- Из 13 генералов русской
армии, убитых за 60 лет
Кавказской войны, семь были
убиты в Чечне.
27-По чеченской традиции
только женщина могла
остановить бой двух мужчин
(даже кровников)бросив между
ними головной платок.
28- Приветствие у чеченцев
звучит «Марша вогIийла хьо» —
«Приходи свободным», «Маьрша
гIойла хьо» — «Иди свободным»
29-Бо́льшая часть Чечни вошла
в состав России в XIXв. после
завершения Кавказской войны
30-Согласно Конституции
Чечни, официальных языков в
республике два — чеченский и
русский.
31- Чеченцев называли
(Французами Кавказа)
32- В Чечне все монеты
номиналом ниже 1 рубля в
принципе не используются и
выведены из обращения.
33- Мало кто знает, что запрет
на игровые автоматы
первоначально принялся в Чечне
34- По чеченскому обычаю,
каждый мужчина, достигший 15
лет, должен отвечать за свои
поступки, так как в этом
возрасте он уже считается
совершеннолетним.
35-Самое популярное блюдо у
чеченцев Джижг-Галнаш.
36-. Рамзан Кадыров — самый
молодой президент и генерал в
истории России.
37- В Чечне мужчины носят
норковые шапки, а люди
преклонного возраста папахи.
38- Чеченцы не имели беков,
ханов, князей.
39- Обычай гостеприимства
соблюдается очень строго. За
жизнь своего гостя чеченец
отвечает, как за члена семьи
или тейпа.
40- Каждый мужчина в Чечне
имел кинжал.
41- Браки между
родственниками запрещается у
чеченцев в пределах трех
поколений.
42- У чеченцев согласно
требованию мусульманской
религии, покойника хоронят в
день его смерти.
43- Чеченцы по сей день живут
по законам адата. Адат -
(обычай)
44- «Захаров из чеченцев» —
так подписывал свои
произведения академик
живописи Петр- Захарович
45- Крупными центрами
Северного Кавказа по
изготовлению холодного оружия
всегда были знаменитые аулы
Большие и Малые Атаги(Чечня)
46- В советское время чеченцы
стали приготовлять борщи, супы,
котлеты, пельмени и прочие
блюда русской кухни
47- В Чечне нет угонов машин
(часто владельцы забывают их
закрывать)
48- Самая высокая рождаемость
в России — в Чеченской
республике.
49- Самая популярная марка
автомобиля в Чечне – ТОУОТА-
50- Одни из первых вопросов у
чеченцев, с какого села, какого
тейпа.
51- Чеченцы были, Чеченцы
будут, Чеченцы есть!!!

Международный День терпимости.
0 комментариев 0

16 ноября 1995 года государства-члены ЮНЕСКО приняли Декларацию принципов терпимости. В 1996 году Генеральная Ассамблея ООН предложила государствам-членам ежегодно 16 ноября отмечать Международный день, посвящённый терпимости (International Day for Tolerance), приурочивая к нему соответствующие мероприятия, ориентированные как на учебные заведения, так и на широкую общественность. Декларация принципов терпимости провозглашает, что все люди по своей природе различны, но равны в своих достоинствах и правах. Согласно документу, терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур мира, форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. На государственном уровне терпимость требует справедливого и беспристрастного законодательства, соблюдения правопорядка и судебно-процессуальных и административных норм. Терпимость также требует предоставления каждому человеку возможностей для экономического и социального развития без какой-либо дискриминации. Наиболее эффективным средством предупреждения нетерпимости является, согласно декларации, воспитание, которое начинается с обучения людей тому, в чем заключаются их общие права и свободы, чтобы обеспечить осуществление этих прав, и с поощрения стремления к защите прав других. Организация Объединенных Наций привержена укреплению терпимости путем углубления взаимопонимания между культурами и народами. Эта настоятельная необходимость лежит в основе Устава ООН и Всеобщей декларации прав человека. Она еще более актуальна в нынешнюю эпоху усиливающегося и насильственного экстремизма, распространения радикализма и расширения конфликтов, одной из отличительных черт которых является полное пренебрежение к человеческой жизни. В последние годы наблюдался резкий рост числа случаев проявления нетерпимости, экстремизма и насилия во всем мире. Эту вызывающую тревогу тенденцию отчасти подпитывает растущая тенденция к определению различий с точки зрения самобытности, а не с точки зрения мнений или интересов. В результате, отдельные люди и целые общины становятся объектами насилия и жестокости лишь только в силу их этнической, религиозной, национальной или иной самобытности. Такие угрозы, будь то широкомасштабный геноцид или каждодневное унижение в силу предубеждений, должны вызывать тревогу у каждого человека. Каждый из нас должен стремиться поддерживать принципы терпимости, плюрализма, взаимного уважения и мирного сосуществования. Мы должны быть всегда готовы устранять стереотипы и искаженные представления и выступать в защиту жертв дискриминации. В Международный день терпимости необходимо находить подтверждение идее о том, что многообразие, воплощенное в мыслях, верованиях и действиях, является ценным даром, а не угрозой. Необходимо стремиться к созиданию более терпимых общин, в жизни которых укоренится этот основополагающий идеал. В 1995 году в ознаменование Года ООН, посвященного терпимости, и 125-й годовщины со дня рождения Махатмы Ганди, ЮНЕСКО учредила Премию имени Маданжита Сингха (индийского художника, писателя и дипломата, посла доброй воли ЮНЕСКО) за поощрение терпимости и ненасилия, которая присуждается за активную деятельность в научной, художественной, культурной или коммуникационной областях, направленную на создание атмосферы терпимости и ненасилия. Премия присуждается раз в два года, и её вручение приурочено к Международному дню терпимости. Премия может быть присуждена учреждениям, организациям или отдельным лицам за значительный вклад и эффективную деятельность по утверждению терпимости и ненасилия. Так, в 2014 году лауреатами Премии стали активисты, отстаивающие права человека, Ибрагим Аг Идбалтанат (Мали) и Франcиско Хавьер Эстевес Валенсия (Чили), а в 2016 году премией был награждён российский Федеральный научно-методический центр в области психологии и педагогики толерантности (Центр толерантности).

Источник: http://www.calend.ru/holidays/0/0/102/
© Calend.ru

Девушка: хиппи? панк? эмо?
0 комментариев 0

Все начиналось как обычно: центр Грозного, остановка, маршрутка, неполная газель, ждущая пока салон "набьется" и слегка пасмурный осенний день. 
Как и следует гордому кавказскому джигиту, я сел спереди, стараясь занять пятой точкой сразу два места, параллельно стараясь казаться шире, чем я есть (у меня и куртка, вообще-то, была очень толстая, на пуху), дабы у потенциальных пассажиров отпала охота сидеть спереди в тесноте, нежели просторно сзади. Некоторое время моя тактика действовала - несколько парней и мужчина постарше решили сесть сзади. Но... Любые логичные расчеты джигита когда-нибудь натыкаются на алогичные выходки джигитки. Мои - не исключение. Казалось бы, моя маленькая маршрутная победа у меня в руках, и я уже мысленно был удовлетворен грезами о свободной поездке, как дверь открылась, и на меня уставилАсь... нет, уставилОсь оно. 
- Суна х1алха хаъ лаьъ, - глядя на меня исподлобья, сказало оно (я хочу спереди сесть).
Я опешил. Нутром чувствую - это представитель женского пола, и по логике вещей, у нас, в Чечне, она не должна садиться на переднее сиденье маршрутки с незнакомым парнем. Но видимо, она уже так сильно чувствовало себя... ОНИМ (т.е. ОНО, т.е. она, но как бы она была онО! блин! Запутался сам!), что ей было наплевать на деликатные детали. 
Почему оно, спрашиваете? А как назвать девушку, одетую в штаны, пацанскую куртку, со спортивной сумкой, в какие-то мужские ботинки? Не-не, я не ошибся! Не думайте, что лицо у него (т.е. не у НЕГО, а у НЕГО, ну, в смысле, не ОН, а ОНО) выглядело смазливо, и я принял парня за девушку. Нет. Это стопроцентно была девушка. И не какая-нибудь моднявая московская краля, нахватавшаяся столичных фишек. Это была явная итум-калинская Маржан (да простят меня Итум-Калинцы, но я сам оттуда родом, так что мне можно называть это село в качестве примера), с массивным борцовским телом, с помощью которого она (т.е. оно), долго таскала тачку с флягой воды. Называть девушек некрасивыми я, как тактичный молодой человек, воспитанный в хороших манерах не могу, но... В общем, она была некрасивой, но это не суть важно. Этот недостаток видимо должны были восполнять всякие висюльки, значки, цветные элементы одежды, но они эту функцию не выполняли, а наоборот, придавали ей более клоунский и нелепый вид.

Выходить мне было скоро, поэтому я машинально, как это обычно делают, слез и дал ей забраться первой.

Едем. Она надевает наушники и включает что-то. Воспитанный в хороших манерах, я не мог положить на панель Газели только одну десятку за себя - рядом же ДАМА! (тогда проезд еще 10 стоил) Положил 50, водителю сказал, что с нас обоих, взял сдачу. Естественно, оно ничего не услышало из-за грохота в наушниках, и не поняло, что за него заплатили. Сидит, жует жвачку, слушает музыку и копается в телефоне. В общем, идет тяжелая интеллектуальная работа. Самопросвещение, так сказать. Вдруг что-то в ней просыпается, она ковыряется в карманах (а не в сумочке, как это принято у нормальных девушек) и достает десятку. Бросает ее на панель, и утыкается снова в телефон. Говорить ей о том, что я уже заплатил - бессмысленно. Не услышит. Пришлось взять эту десятку обратно, и сунуть ей между носом и телефоном. Она сняла наушник и смотрит на меня вопросительно. Молчит, но по лицу я прочитал вопрос по буквам: "Ты чего?". Я говорю, что мол, отдал за нас двоих. Джентельмен, елки. Она кивнула, взяла десятку, положила обратно в карман, надела наушник и клюнула телефон. Я в шоке. Мне стало жалко десятку. Реально! Лучше бы ее порвал. Еще никогда я не чувствовал себя настолько беззащитным! Хотелось уткнуться в чье-то мужское плечо. Даже в ЕЕ плечо, ведь оно бы вполне за него сошло. В общем, я улыбнулся и отвернулся в окно. Кто она? Хиппи? Эмо? Гот? Панк? Взглянул на нее мимоходом, будто бы назад, в салон оборачивался. Черт ее поймет, кто она такая. Какие-то пластмассовые кольца на руках, какие-то цепочки на ушах, жует жвачку как корова (хотя, почему "как"), волосы типа схвачены в хвостик, вернее, в подобие хвостика. Не поймешь кто такая, и что за молодежное течение.

Скоро моя остановка - 9-ая больница. Готовлюсь к выходу, чтобы поскорее покинуть ее личное пространство, и тут толчок в бок. Поворачиваюсь. Оно мне на русском говорит: "Мы знэкомы?" Если вы не видели ее выражение лица, то не сможете понять меня. В голове у меня возникло множество путей развития дальнейшего диалога. Надо было выбирать правильный вариант! Но посудите сами - это невозможно!

1. Я говорю, что мы не знакомы, и она ко мне клеится. Отпадает.

2. Я говорю, что знакомы, и она начинает клеится. Отпадает.

3. Я говорю, что не знакомы, и она отстает. Хороший ход событий.

4. Я говорю, что знакомы, и она опять отстает. Тоже хороший ход.

Как я понял, логически тут ничего не поделаешь, так как ответные действия особы были бы вполне алогичны. В этот момент ее брови подтянулись еще выше, и я снова прочитал по буквам вопрос: "Ну?". Сказал правду: "Нет". Молча вставила наушники и уткнулась в телефон. Фу-у-у, пронесло!

Выхожу на остановке. О Аллах! Какой же красивый мир! Какой воздух чистый! И как ужасна удаляющаяся маршрутка! Как ужасно ее переднее сиденье и то, что на нем сидит!

Подумаешь, кто-то не поблагодарил за то, что ты за него расплатился. Зато сколько можно узнать о человеке! Десять минут времени и одна бумажная десятка могут рассказать о человеке больше, чем сто страниц в одноклассниках.

Вот тогда то я и удалился из одноклассников. Да, да, оно клевало носом в телефон с одноклассниками.

 

P.S. К превеликому моему счастию, подобных ОНОих я больше не встречал. Не выдержу я. Сердце и так слабое.

Фантазер
0 комментариев 0

Мой знакомый - рассказчик. Причем, фантазийный. Очень трудно отличить, когда он говорит правду, а когда - фантазирует. Наверное, по этой причине я редко с ним общаюсь, и стараюсь избегать его общества. Просто человек я доверчивый, и этим часто пользовались.

Хотя враки этого знакомого зачастую и безобидные. Когда мы еще не были с ним знакомы (давайте буду называть его..., ну, допустим, Хожа - от Ходжа Насреддина, собирательного образа), я думал, что этот человек такого повидал, и столько настрадался! А оказалось, что все его фантастические истории - настоящая выдумка.

 

История первая. Катание на танке.

 

Сидим в компании, на работе. Обстановка такая: я, Хожа, один дагестанец, мой друг, и еще один русский москвич, приехавший в Грозный в командировку. Хожа начинает рассказывать историю. Деталей и подробностей не помню, но смысл таков. Да, чуть не забыл, Хожа - оператор, ему за 40.

 

Во время войны он работал стрингером, работал на один из каналов. И в одном селе его поймали военные. Короче начали над ним издеваться, били, молотили. И один говорит:

- А давайте его танком переедем?

- Не, давайте сначала помучаем.

А Хожа похож на русского. Он хотел представиться русским, чтобы его приняли за своего и отпустили. Говорил только на русском, но это не помогло. Танкисты решили помучить его оригинальным способом (это с его слов все, напоминаю): привязать к дулу танка ногами и руками, связанными за спиной. Т.е. по аналогии с тем, как людоеды африканские привязывают людей на шест для транспортировки, только не брюхом вверх, а спиной. И висит наш Хожа, внизу земля, за спиной дуло танка. Танкисты решили с ним еще гонки устроить, чтобы посмотреть как он будет реагировать. Тут справедливости ради надо отметить, что Хожа (для правдоподобности) признавал тот факт, что он ужасно испугался.

Но это была только половина тех ужасных мук! Злые танкисты решили... выстрелить из пушки на полном ходу!!! (в этом месте я засомневался в его словах, но он так убедительно рассказывал о том, как он испугался, что я снова потерял бдительность) В общем, на полном ходу, с привязанным к дулу человеком, танкисты в каком-то из сел Чеченской Республики стреляли во все стороны. Из ушей кровь у Хожи (кстати, он до сих пор нормально слышит, но тогда это была очень важная деталь, которая якобы позволила добиться инвалидности). И неизвестно, чем бы закончилась эта история, если бы к стреляющему танку не подошел какой-то генерал, и не сказал танкистам (ага, ща! даже не стреляющий танк настолько шумит, что хоть в люк ори - бесполезно!), чтобы они прекратили издеваться над русским. Те в ответ:

- Он чеченец.

А генерал:

- Русский он! Не видите что ли? Отвязывай!

Отвязали.

Генерал:

- Сейчас проверим. А ну дай ему водки.

Механик утопает в танке, потом выныривает из люка и протягивает Хоже бутылка водки. А Хожа, якобы, совершенно обалдел от всего, говорит, подумал, что вода и выпил залпом всю бутылку водки.

- Во! Что я вам говорил? - уточнил генерал и приказал отпустить Хожу.

 

В этот момент московский командированный, который тоже слушал рассказ (а также, который знает, что такое водка и как ее можно пить), замечает:

- Бутылку? За один залп?

Хожа, видимо поняв, что хватанул лишнего, начал отмазываться на провалы в памяти, на провалы в мышлении, а также на огромный стресс. Дагестанец немного спас положение:

- Ну, из танка если стрелять и не такое сделаешь!

- Да! - нашел в словах кавказца подтверждение Хожа и стал развивать эту теорию. Однако, москвича это не убедило. Он то знал про водку достаточно многое, но решил промолчать.

 

Вот так Хожа навесил нам на уши лапшу, про свое катание на танке.

 

История вторая. Охота в одиночку.

 

Несколько раз с Хожей я выходил на охоту. Из знакомых - только он болел этим делом, и только он изъявлял желание побродить по лесу.

Немного отвлекаясь от темы, скажу, что в охоте мне гораздо большее удовольствие приносит именно хождение по природе. За несколько лет охоты могу похвастаться только одной съеденной лысухой (черная гагара, птица, водоплавающая), и одной подстреленной с достаточно дальнего расстояния здоровенной птицей, которая просто таинственным образом обманула нас с Хожей, и я так и не понял, КТО это была и как она убежала после падения.

За эти же несколько лет Хожа тоже смог похвастаться не очень большим трофеем. Две лысухи (это когда я одну подстрелил) и одна кряква (через год). Да и Сайга его часто подводила, зачастую утыкался в патронник патрон, немного сминая торец. Хожа выкидывал такой "бракованный" патрон, а я, вроде бы и начинающий охотник (по сравнению с Хожей, типа, он же был якобы опытный), брал патрон, немного срезал зажеванный край ножиком, и возвращал патрону рабочий вид. В общем, я только позже понял, что он не такой уж и опытный охотник, раз позволяет разбрасываться целым боеприпасом.

Однако, на словах Хожа был грозой всех водоплавающих и сухопутных.

Странным образом, но когда я, или другой его знакомый не ездили с ним на охоту, и Хоже приходилось самому загонять и выслеживать дичь, то он просто не оставлял животным ни одного шанса.

Однажды, когда он ОДИН пошел на охоту, он "подстрелил семь или восемь зайцев". Это с его слов "семь или восемь", что очень странно. Ведь в такой удачный день не только количество зайчиков, но и количество выпущенных патронов запомнишь. Это таинственное место, где он подстрелил такое количество зайцев было "практически рядом с домом", он даже не поехал, а пошел туда пешком. Это за средней чертой Грозного, если что.

Естественно, показать это место через неделю Хожа не мог - забыл.

В другой день, когда Хожа снова ОДИН пошел на охоту, он подстрелил 4 фазанов - одного петуха и трех самок. Петух был очень красивым, "с красными и разноцветными перьями". И очень вкусным! А хозяйка как всегда жалуется, типа, надоело мне эту дичь чистить, ведь никто в доме ее не ест, как только Хожа. И все это в середине дня, когда фазаны, по своему обычаю, не выходят из укрытия (эта птица питается рано утром, или под вечером, когда смеркается, очень пугливая).

 

История третья. Драка на стадионе.

 

И наконец, еще одна его история. О недавней драке футболистов на стадионе я узнал в тот же день из слов коллеги, и совершенно не знал, что и как там произошло, кто был зачинщиком и т.п. И вот встретились мы с Хожей по работе. И он в красках рассказывает мне, как все было. В общем, по его словам, один из нападающих молодежки Терека взял и глупо так отдал мяч краснодарцам. Причем так глупо и отстойно, что его коллеги по мячу, - одноклубники, - подошли к нему и начали избивать, мол, ты такой-сякой, тебе и форму дали, и все условия руководство клуба выделило, а ты вот так глупо отдаешь мяч? Ты не патриот и т.п. К этой драке присоединились краснодарцы, и судья пошел разбираться с тренером Терека, чтобы тот угомонил своих подопечных. Ну и тоже заодно с ним подрался. А охрана была занята дракой с болельщиками, которые как яблоки с дерева посыпались с трибуны.

И все это Хожа рассказывает так связано, без пауз, без раздумий, что я сначала подумал, что так оно и было. Но здравый смысл взял вверх, я сделал усилие, и, немного сомневаясь, сказал ему:

- Хожа, гнать ма де! (Хожа, не гони!)

В ответ Хожа улыбнулся, щуря глаза, и выставляя добрые морщинки в уголках глаз.

 

Он добрый человек. Он знает, что мы все знаем. И поэтому придумывает эти безобидные истории. Еще ни разу не было, чтобы он обманул кого-нибудь по-серьезному, с последствиями, или с выгодой для себя. Все его истории - только истории. И с ним даже как-то интереснее.

Ремонт в доме, или почему лучше его делать самому
0 комментариев 0

Это не сколько интересная статья о всяких приколах, связанных с ремонтом в нашем доме, сколько небольшая история с выводом и мыслью в конце. Просто хотелось с ней поделиться.

У нас в доме достаточно давно не было ремонта. В принципе, ничего капитального проводить не надо было, просто в одной из комнат надо было подровнять подоконники (это не сделали когда поменяли окна), а в другой и третьей - переклеить обои, оборванные и обрисованные детишками.

После недолгих поисков оказалось, что жена маминого двоюродного дяди просто замечательно умеет справляться с этими работами. Т.е. по сути, она этим и зарабатывает. Ну, думаем, если кому и доверять такую работу, то только ей: родственники халтурить небудут, да и цену не заломят.

Честно говоря, лично я был против такой идеи, но что поделаешь? Мать не соглашалась с моими доводами, мол, они мои родственники и т.п. Ну ладно. Время покажет.

Время показывало долго. Где-то три или четыре недели. Мешков восемь ротбанда, сломанная розетка, требующая ремонта, снятый радиатор отопления, из-за чего пришлось сливать воду из системы, потом заливать вручную, заново устанавливать радиатор и сбивать ротбанд, потому что им сделали внизу какой-то ненужный порог, которого раньше не было, неправильно установленный и замазанный стаканчик розетки (наоборот установила, теперь зубчикам розетки не за что цепляться). Но это не все.

Самый большой подводный камень...вернее валун, целый подводный риф, подводное цунами, или называйте еще как хотите - это колхозная болтовня. Я никогда не думал, что человек, занятый работой, может столько говорить. Невозможно было находится ни в соседней комнате, ни в комнате в другом конце дома. Это было ужасно. Вечный разговор, бла-бла-бла...бла-бла-бла... бла-бла-бла... Вот пример того, как идет монолог:

- ...Я у Русика взяла телефон, чтобы позвонить Малике, а у него же Motorola, а я так терпеть не могу моторолу после того как моя моторола упала в воду, и я неделю искала батарейку на зеленом базаре, который снесли, хотя там искать батарейку было все-таки легче, чем на Беркате, где и цены больше, и не понятно что-где находится, хотя бы какую-нибудь карту сделали, наподобии карты Грозного, которую в киосках продают, хотя и карты какие-то непонятные бывают, там улицы только указано, а номера дома нет, мы однажды искали Индирину сноху, она нам адрес дала, а сама не знала как проехать, потому что только вышла замуж и в городе ни разу не была, у нее такая свадьба была интересная, пять чемоданов, которые сестра ей из Дубаи привезла, она столько оттуда вещей недавно привезла, надо посмотреть, что за шмотки, она сказала что нам подешевле отдаст, я сама думаю, может заняться таким бизнесом и возить товар из Баку...

И вот так 3 с лишним недели.

Ну ладно, думаю, люди живут и думают как хотят. Не мне лезть в их жизнь и в их разговоры.

Но оказалось, что есть еще один подводный камень - "пересказ". Мне то было НЕ до их жизни и разговоров, а им как раз-таки ДО моих.

Когда я невольно становился слушателем этой дребени и всяких слухах о других людях, я поймал одну интересную мысль: если она рассказывает так о других, значит, и обо мне и моей семье потом будет рассказывать посторонним. И что вы думаете? Да, я оказался прав.

Не успели закончиться работы в нашем доме, как все родственники уже знали, что мы делаем ремонты, и в нам дом устремились паломницы с села. Ремонт бы поводом, чтобы оторваться от сельских дел и приехать к нам в город. Каждая команда паломников чинно проходила через весь дом, чтобы дойти до той самой комнаты, где на три недели растянулись работы. Советчиков было... В общем, мы сами не знали оказывается, что мы хотим сделать и как, а все вокруг знали это лучше нас самих, а также знали о том, что нам будет удобно, и как это лучше сделать.

Также все село знает теперь, что я в Интернете (ужас!). Хорошо, что все также знают, что я не даю жене сидеть в Интернете (ой какой молодец!). Я иногда переговариваюсь по скайпу (и к1ант хьер ваьлла! Ша шец к1амелаш деш!). После умственной работы немного играю в стрелялку, чтобы развеяться (играх бен ловзуш вац компьютер т1ехь!). Удивляюсь, как никто в селе не знает мои пароли к почте, потому что проходя мимо с ведром размешанного ротбанда, женщины все-таки заглядывали через мое плечо: "Х1о хьу деш ву?".

Спустя три с лишним недели работа закончилась, мы расплатились (это отдельная история, когда они не называли нам стоимость работ, и просили дать "сколько не жалко", и мы два дня еще вели переговоры).

Клеить обои в трех других комнатах мы им не доверили. Позвали других женщин - не родственниц. Их бригадир - наш родственник. В общем, женщины показались нам вполне серьезными. Обещали уложится в 4 дня.

Закончили они работы, как и обещали. Помимо обоев там была еще шпаклевка и т.п. мелочи. Через несколько дней, когда клей окончательно высох, мы поняли, что лучше нанимать вьетнамцев или делать все самому: обои не встык, и под "встыком" я подразумеваю не совпадение рисунка, а вообще совпадение обоев без зазоров. Как так вообще могло получится - я не знаю. В одном месте зазор в полсантиметра, мы его поздно заметили, иначе бы они у нас еще четыре дня работали. Внизу все обои отклеились - элементарная лень: вверху и на уровне туловища прогладили тряпкой, а внизу нет, потому что неохота было нагинаться.

И все бы ничего, если бы что та, что эта бригада в своих разговорах каждый день не опускали вьетнамцев и тому подобных "гастербайтеров, которые один г1уч1 делают". Каждый день они опускали этих бедняг, и осуждали их за крайне некачественную работу.

Как сказал один мой хороший знакомый, он определил две категории чеченских строителей:

1. Первая группа - работают крайне беспонтово, делают г1уч1.

2. Вторая группа - перед договоренностью рассказывают о том, что они во главу угла ставят качество, надежность, что, мол, кто-то добавляет один мешок цемента, а они всегда - два, и в конце концов.... тоже делают г1уч1.

Когда мы с сестрой были помоложе, мы сами клеили обои. И делали это очень качественно. Они стояли у нас лет пять минимум, а не четыре дня. Теперь я знаю, что если останусь без постоянной работы, я с сестрой смогу клеить обои, и мы будем по крайней мере лучше целого ряда строителей и ремонтников.

В заключении о вьетнамцах. Двум нашим родственникам вьетнамцы делали ремонт: выравнивали стены, шпаклевали. Я видел этот ремонт: качественный, быстрый, недорогой. После этого я не за что не поверю, что они делают его плохо.

И чему после этого удивляться? Хочешь сделать что-то хорошо - сделай это сам. Поэтому, наверное, нохчи в отпуск не уезжают отдыхать, а занимаются ремонтами.

 

117 или 128 лет? Да какая разница?! - Рекорд!
0 комментариев 0

Об этой бабушке я узнал летом этого года. Мой двоюродный брат рассказал, что в селе есть бабуся, которая сидит себе на крылечке, и время от времени выражает недовольства: "Всех бабусь вокруг снимают, а меня, долгожительницу, - нет!".

- Что ты про нее сюжет не сделашь?

- Да сколько их, "долгожителей", - отвечаю, - в Чечне их валом, кому за 100 лет. Каждого и не снимешь.

- Да, но не каждому 128 лет.

- ???!!!

Глаза вылупились, челюсть упала - такого нокаута я не ожидал.

 

Около шести лет назад у меня был некий спор с моей коллегой по работе Фатимой. Дело в том, что у нее была "на примете" бабушка-долгожительница, которой было 120 лет. Она делала про нее сюжеты. А я ее переплюнул, так как на моем счету была бабушка-долгожительница возрастом в 123 года (Пасихат Джукалаева, жила в совхозе "Родина", умерла несколько лет назад, Дала геч дойла цунна!). Несколько лет мой рекорд держался, но потом, когда моя Пасихат умерла, бабушка Фатимы прожила еще несколько лет, и побила "мой" 123-хлетний рекорд - 124 года.

Не думайте, что журналисты такие бездушные и меряются такими вещами. Мы спорили на словах, удивляясь и радуясь тому, что есть у нас такие замечательные люди. Т.е. это как "белая" зависть - "белый спор". Кто видел когда-нибудь долгожителя - знает, что такие люди на подсознательном уровне вызывают уважение и любовь. Чувствовать, что перед тобой человек, видевший на своей жизни целых три века, переживший революцию, выселение, войну, потом еще войну и еще... Это поистине вызывает уважение к жизни, к ее непредсказуемости. Субх1анАллахь! Аллах удивляет людей, но мы часто не замечаем его чудеса, принимая их за подарки природы.

И вот теперь я по-белому потирал руки от счастья - наконец-то я переплюну эту выскочку Фатиму! Ишь ты! Нашла 124-летнюю! :)

Отправиться на съемки не предоставилось возможным, зато информацией о ней я поделился с другими журналистами и до меня в их доме побывали несколько фото-корреспондентов. И вот недавно смог поехать и я.

Село Гойты, Урус-Мартановский район. По телефону я заранее извинился перед сыном, что нарушаю их покой, ведь сколько у них было в доме журналистов. Но Салман даже и виду не подал, что мы как-то его стесняем. Разговаривал я с ним как с ровестником, думал, что он ее внук, или правнук (за "моей" Пасихат ухаживала ее правнучка, поэтому у меня остались такие ассоциации), но оказалось, что он ее сын, и ему за пятьдесят лет. Я бы дал ему 45, ну на худой конец 50 с натяжкой. Его возраст выдавали только седые волосы. Салман очень энергиный и живой человек. Интересуясь темой долгожителей, я узнал, что родственники таких людей тоже выглядят моложе и живут дольше. govzpeople.ru

И вот мы зашли к бабушке. Ее зовут Кеси. Кеси Курумова. Конечно, годы не жалеют никого, и бабушка уже давно сгорбилась. Полусидит-полулежит на тахте, подперевшись подушками. Как-то захотелось иметь такую же у себя дома. Своих бабушек у меня не осталось, но я до сих пор помню тепло их рук.

Кеси стесняется. Перед посторонними много не разговаривает.

- Это она перед вами такая, - признается Салман, - камеру увидела и сразу застеснялась. А так она у нас болтливая, шутить любит, ходит по дому, на улицу любит выходить.

Первый вопрос в таких случаях всегда один: что она любит есть? Этот вопрос я и коллеги задаем всегда. К примеру, "моя" Пасихат любила шоколад Бабаевской фабрики, а вернее, только этот шоколад и ела. Но этот факт тогда пришлось вырезать из сюжета - реклама. А что же нас ждет тут?

- Все ест! Мы ее возили в больницу, анализы сдавали. Нам сказали не кушать жаренное, жирное, копченное, соленое, сладкое. Когда она вернулась домой, то первым делом попросила пожарить себе дум с яичницей (бараний курдючный жир). Без жирной пищи не может, любит сладкое, конфеты с чаем. В общем, все ест. Не ничего такого, чтобы она не любила.

М-да. Ответ меня удивил. В таком возрасте и есть все подряд?

- Так она же по чуть-чуть кушает. Мало, но часто. А зубы только недавно выпали - все свои были.

Кеси пригласили за стол. Она сначала отнекивалась, мотивируя это тем, что недавно ела, но потом все-таки согласилась на чашку чая. Сама встала с кровати (я думал, что ей помогут, но она все сделала сама), медленно прошла к столу и села за стол. Несколько кошек тут же начали тереться о ее ноги, вызывая на лице бабушки искреннюю теплую улыбку.

- Я палец сломала, - показывая на мизинец, обратилась Кеси к одному из нас, - упала неудачно, сломала, мне потом врачи какую-то трубу поставили.

- Гипс, - подмигивает мне Салман.govzpeople.ru

Сама Кеси родом из селения Беной. В детстве и юношестве жила там с родителями в большой и дружной семье. Выдали замуж. Переехала в Гойты. Кто помнит Кеси будучи еще ребенком (сейчас это пожилые бабушки и дедушки), говорят, что Кеси была очень красивой.

депортация. Кеси с семьей высылают в Семипалатинский район. Там у нее умирает мальчик. Голод был такой страшный, что никто не мог встать и похоронить ребенка. Бедная Кеси, еле держась на ногах и шатаясь, потащила хоронить мальчика, волоча его ноги по земле. Перед глазами был туман, силы уже покидали ее. Издалека их увидели мужчины, которые тоже шли на кладбище хоронить родственника. Они забрали ее сынишку, приложили к груди своего покойника, и обоих предали земле. Кеси говорит, что те люди были из Шатоя и до сих пор вспоминает их добрым словом. Всего у Кеси было 12 детей. В живых сегодня - только двое.

Жила долгожительница в трудное время, и прекрасно знает цену здоровью. Нынешний вид молодых девушек у нее всегда вызывает возмущение. Кеси не признает одежду, которая не греет. Теплая одежда - залог здоровья, считает бабушка.

Несмотря на такой "правильный" взгляд на вещи, бабуся еще та авантюристка. Прошлым летом Кеси, никому ничего не говоря, пошла в огород, перелезла через забор, к которому была приставлена ветхая железная лестница, пошла к соседям, поболтала с подружками, и вернулась обратно, наказав не говорить домашним о ее визите, чтобы не ругали. А вы говорите "старость не в радость!".govzpeople.ru

Обожает кошек, да и они ее тоже. Мы посадии ей на руки одну, - как она переменилась в лице! Как разговорилась с кошкой! Погладила, помяла, прижала, а потом отпустила.

В паспорте Кеси теперь уже две ошибки. Первая, это место рождения. Чтобы не заморачиваться с деталями, в паспортном столе хотели написать с.Гойты, но написали с.Гехи. А вторая - это дата рождения. Как оказалось, нашлись архивные данные, где есть информация и о Кеси. Когда пришла бумага о реабилитации, родственники ахнули - Кеси старше еще на 11 лет, т.е. год ее рождения - 1884!

Никаких ошибок в возрасте быть не может - архивные данные более точны, чем информация о дате рождения в паспортном столе. 5 января 2012 года Кеси исполнится 128 лет. Рекорд? Конечно! Сколько раз по телевизору нам показывают долгожителей, которым по 115 лет. Я помню, как я негодовал и рвал на себе волосы, когда мою Пасихат Джукалаеву нигде не показывали, нигде не упоминали, хотя были документальные подтверждения ее возрасту. И вот сейчас: неужели широкая общественность об этом не скажет? Неужели наши долгожители так и будут в тени европейских "светских" бабулек и дедушек, которые не видя войны, голода и холода, дожили до таких дней?

Уже который долгожитель в Чечне остается без внимания. Неужели нет ни одной государственной организации, которая могла бы обратить на это внимание и придать огласке? Неужели бюрократическое кресло настолько вростает в хозяина, что последний не может пошевелиться?

Ужасно, когда такие уникальные люди в Чечне совершенно не ценятся государством. Нельзя делать вид, будто у нас их нет. Нельзя делать вид, будто они не заслуживают чего-то большего. А иначе - никому не захочется оставаться в стране, где даже 128-летних забывают.

День отказа от курения
0 комментариев 0

Ежегодно в третий четверг ноября в ряде западных стран мира отмечается День отказа от курения (No Smoking Day). Он был установлен Американским онкологическим обществом (American Cancer Society) в 1977 году. По данным Всемирной организации здравоохранения: — в мире 90% смертей от рака легких, 75% — от хронического бронхита и 25% — от ишемической болезни сердца обусловлены курением; — каждые десять секунд на планете умирает один заядлый курильщик (к 2020 году этот уровень может повыситься до одного человека за три секунды); — в России курит минимум каждая десятая женщина; — заядлыми курильщиками сегодня можно назвать 50-60% российских мужчин (среди некоторых категорий граждан эта цифра достигает 95%). — курение и вызываемые им заболевания ежегодно становятся причиной смерти не менее чем миллиона граждан России. Цель Международного дня отказа от курения — способствовать снижению распространенности табачной зависимости, вовлечение в борьбу против курения всех слоев населения и врачей всех специальностей, профилактика табакокурения и информирование общества о пагубном воздействии табака на здоровье. Курение считают вредной привычкой 47% из числа опрошенных горожан, зависимостью — 38%, неизлечимой болезнью — 9%, не смогли определить своего отношения к курению — 6% респондентов. Пассивными курильщиками становятся не только люди (Фото: Michael Zysman, Shutterstock) По мнению 12% респондентов бросить курить — легко, 56% считают, что это трудно, 4% считают, что — невозможно, 28% не задумывались об этом. При этом 21% из числа опрошенных горожан пытались бросить курить, но в основном безуспешно. О существовании центров помощи в отказе от курения знают 30% респондентов, не знают 70%. Следует отметить, что при хорошей осведомленности о вреде табакокурения для здоровья, немногие горожане стремятся избавиться от никотиновой зависимости. Либо человек не осознает всей тяжести последствий употребления табака для своего здоровья или считает, что болезнь его не коснется, либо привычка курить настолько сильна, что нет возможности от нее отказаться. Поэтому в рамках Дня отказа от курения во многих странах активистами и представителями учреждений здравоохранения проводятся различные просветительские, благотворительные и другие мероприятия, призванные просвещать население о вреде никотина и способах отучения от курения. Напомним, что ежегодно 31 мая отмечается Всемирный день без табака (World No Tobacco Day).

Источник: http://www.calend.ru/holidays/0/0/1563/
© Calend.ru

Муса Бексултанов.Сирота.
0 комментариев 0

Горизонт заалел кровью жертвенного быка...
Дул легкий ветер.
Ветер шевелил гриву коня.
По узкой каменистой тропе конь ступал спокойно и уверенно.
– Может, остановимся здесь ненадолго? — обратился кто-то из товарищей к всаднику, едущему впереди, когда они оказались на ровном месте.
Звук его голоса пронесся далеко вперед, эхом перескакивая по скалам.
Всадник ничего не ответил.
Его голодные, словно жаждущие крови, глаза ослепли... Их тяжелый взгляд застыл. Они не видели перед собой ничего: ни тропы, ни горы, ни белого света. Все обратилось в раздумья. В горькие, печальные раздумья.
Его все знали, и все его презирали. На земле не было такого зла, по слухам, которого он не совершал, кроме двух зол: не насиловал женщин и не убивал невинных людей.
Все его деяния были в угоду только себе, он совершал их, ни на кого не оглядываясь и не думая ни о ком, и судьей себе был только он сам.
Тропа сужалась все больше и больше...

Тропу постепенно окутывала тьма, превращая ее в призрачную, светлую полоску.
Конь, не сбавляя шага, часто поводил ушами.
Всадник не шевелился.
Всадником был абрек Овтархан Юсуп, все богатство которого — его конь, кинжал в серебряных ножнах да горящие огнем глаза.
Это если верить людской молве.
Но для самого себя он был господином, властителем мира, хозяином жизни до тех пор, пока рука в силах дотянуться до рукояти кинжала, а сердце гоняет кровь по жилам.
Это ему так казалось, а людям... люди... что люди… «Все суета и ничтожно, ничтожно все», — обронил он вслух. Он повторял эти слова самому себе каждый раз, впадая в глубокое раздумье.
Оказавшись на хребте, конь всхрапнул.
Ветер заметно похолодел. Ветер приносил разные запахи, тревожа в душе воспоминания о пройденных дорогах.
А дорог было много, пройденных, непройденных и тех, что еще предстояло пройти.
Кто-то из товарищей окликнул его снова, спрашивая о месте привала.
Он кнутовищем указал далеко вперед, туда, где внизу слышался шум воды.
Тот развернул стадо, с громким звуком, словно выстрелом из ружья, хлопнув бичом.
«Зачем же столько шума? — погруженный в думы, сквозь поток мыслей спросил он себя. — Все суета и ничтожно, ничтожно все», — снова само собой возникло в терзаемой раздумьями голове.
Раздумья никогда не покидали его, доводили до изнеможения. Нельзя было забыться сном, мысли подкрадывались и туда, превращая сны в думы, мучительные думы, думы о жизни, о гонимой, бродячей судьбе своей. О бессмысленных скитаниях, о невозможности ничего изменить в этом мире, ведь жизнь его разбита задолго до рождения, за тысячу или две-три тысячи лет, когда его далекие отцы пустили корни в этом мире.
Да… С тех пор или же за день до его рождения, в пятницу, когда обезглавленный труп его отца Овтархи, уложенный поперек седла, отправили в горы с равнин Большой Чечни.
Увидев труп мужа, жена Овтархи лишилась чувств и пришла в себя только на следующее утро, с рождением ребенка, то есть его.
Ребенок, вместо того, чтобы плакать, как все новорожденные, улыбался.
«Не выживет, — подумали увидевшие это, — или же много зла совершит».
Не случилось ни того, ни другого, вернее...
Он рос в семье матери (через два года родственники насильно выдали ее замуж), как пасынок, лишенный любви и внимания.
В свои тринадцать лет, доведенный до отчаяния насмешками двоюродных братьев, он обратился к деду с вопросом о своем отце и его гибели.
Дед рассказал ему.
Потом, в шестнадцать, он вновь задал деду вопрос: «Почему вы не выкупили, как достойные люди, голову моего отца, отрезанную казаками? Или вы боялись, что я не верну вам долг?.. Разве я не сын дочери этого дома?! Ведь вы обязаны были так сделать!»
И когда он стал все чаще упрекать их этим, родственники по матери дали ему знать, как долго они собираются его терпеть.
«Я терпел твоего отца, — сказал ему дед, — этого вора, умыкнувшего мою дочь с мельницы, связав ее мать! Еще не хватало мне выкупать у казаков за деньги его голову! Сам верни голову своего отца, и солдат, и казаков сам убивай! Их много сейчас, захвативших весь этот край, объявивших себя его хозяевами!»
Тогда он потребовал рассказать ему об обстоятельствах замужества своей матери, поведав при этом, как она, его мать, клялась ему, что вышла во второй раз замуж не по своей воле.
Этот вопрос развел их окончательно, разрушив все родственные узы.
Последним ударом, который ему нанесли родственники, было то, что его двоюродной брат женился на его любимой Зули, дочери Эжи: позвав девушку на свидание, он позволил себе прикоснуться к ней.
Мать прислала к нему человека с мольбой ответить на ее просьбу.
И тогда, с просьбой матери, он окончательно лишился всего, что его связывало с этой жизнью и с этими людьми.
«Есть ли кто-нибудь в этом мире, к кому я мог бы обратиться и кто бы меня услышал?» — спросил он тогда себя, провожая взглядом гонца матери, которому дал удовлетворительный ответ.
Он понял, что такого человека нет, и еще он осознал, что такой человек ему больше никогда не будет нужен.
А что нужно одинокому человеку? Ничего, кроме веры в себя и желания жить, как хотел, и умереть, как жил, не оставив после себя ничего. И только дороги, его бесконечные дороги, бегущие далеко вперед, единственные будут оплакивать его после смерти!
Все остальное — суета, все ничтожно в этом бесстыдном, бессмысленном и жалком мире...
___________________________________

…И тогда он стал терзать себя. Разуверившись во всем, он желал теперь только одного: мстить — за свою жизнь, за отца, за его отца, за эту землю, за свое неверие ни во что, взращенное в нем этой жизнью, ставшее частью его самого, за бессмысленность всего, за отчаяние, невозможность что-либо изменить. Мстить, чтобы освободиться от всего этого жалкого существования, что называлось жизнью. Только он не знал, как и кому должен мстить.
И не было никого, кому он мог бы довериться и признанием облегчить свою душу: он никого не любил и ни с кем не считался. Он верил только себе.
Познание самого себя далось ему трудно, он прошел через долгие, мучительные испытания, чтобы прийти к самому себе и понять, кто он есть.
Как-то неожиданно, словно луч спасительного света для заблудившегося путника в ночи, перед его мысленным взором предстала одна картина из его детства, которая все прояснила.
Он крадет вместе с двоюродным братом барана. Баран оказался соседским. Не найдя нигде никаких следов животного, старый сосед приходит к ним.
Дедушка и сосед сидят на прохладных валунах в тени каменной ограды, увлеченно разговаривают. Дед подзывает их к себе.
Они долго стоят перед ними, их ни о чем не спрашивают.
«Вы украли барана?» — вдруг неожиданно спрашивает сосед. Взглядом следит за их глазами.
Они оба дружно отрицают свою причастность к краже.
Сосед умышленно, чтобы их раскрыть, дает неправильное описание своего барана: он был, мол, короткорогим и с отметиной на мордочке.
Они делают вид, что не понимают.
Тогда сосед обращается к двоюродному брату:
– Исуп, если ты и в самом деле не крал моего барана, поклянись мной, что ты этого не делал.
Исуп, глотая слезы, произносит клятву.
Молчание. Сосед, пораженный, как будто его самого уличили в краже, бледнеет.
Собирается уходить. Сделав несколько шагов, оглядывается:
– Юсуп, поклянись тогда и ты мной, — роняет он равнодушно, уже не придавая значения этой клятве.
Он молчит.
– Поклянись, тебе говорят, ублюдок! — дед поднимает трость, чтобы ударить его.
Он не может выдавить из себя ни слова. Дед заносит над ним трость. Сосед странно смотрит на него.
– Клянусь тобою, Ита, я украл твоего барана! — смотрит он прямо в глаза соседу.
Лицо старика оживает. Глаза его смеются, словно он услышал долгожданную радостную весть.
Медленно подходит к нему.
Останавливается совсем близко.
– Ты не смог поклясться мной, Юсуп... ты не смог поклясться, — шепчет он, улыбаясь сквозь слезы. — Да благословит тебя Бог! Да что этот баран, все свое имущество я бы тебе простил, жизнь свою, за то, что не смог обмануть меня, за твое уважение ко мне... Да будет тебе впрок его мясо... Пусть Бог даст тебе в этой жизни товарища, достойного тебя. Подойди ко мне, обними меня, обними своего Иту, — смеется он, обнимая, гладя его по голове.
Дед бьет по лицу тростью своего внука, шепотом проклиная его.

___________________________________

И сейчас, вспомнив тот случай, он понял, с чего пошел и каким должен быть его жизненный путь. Правда его жизни началась с этой непроизнесенной клятвы.
И оттуда он ведет свой путь.

_____________________________________

Скрываясь днем по лесам, выбирая верной спутницей кромешную тьму, ночью проделывают они свой путь.
Подходят к берегу какой-то реки. Дождливо. Не видно ни зги.
– Как избавиться от часового на мосту, чтобы освободить дорогу? — слышит он. — Если бросить коня в воду здесь, то всадника отнесет на несколько километров вниз по течению прежде, чем конь переплывет реку. На противоположной стороне берег должен быть достаточно пологим, чтобы конь смог выбраться.
Он знает, что река — Терек. Тот самый буйный, строптивый Терек, воспетый в народе, то уподобляемый могучему льву, то ласкаемый, словно невеста. Несколько человек отказываются от этой затеи, объясняя свой поступок тем, что они не уверены в своих конях.
Остальные тоже молчат, натягивая узду.
Он не понимает, что значит быть неуверенным в коне и чего они ждут.
– Мне можно попробовать? — доносится его голос издалека.
– Здесь нет никаких я, ты, — отвечает вожак, — каждый из нас сам решает, рисковать ему, наступая на глотку своей смерти или нет. Здесь все равны...
Не дослушав вожака, он бросает коня в воду. Раздается плеск. Конь сначала исчезает под водой, но быстро выныривает, и над водой видна его голова, вытянутая далеко вперед.
Он не видит больше ничего, ему кажется, он висит над пропастью и при малейшем неровном движении провалится в бездну. Дождь не перестает лить. Конь часто фыркает, изо всех сил стараясь переплыть реку.
Он сначала напрягается, испугавшись. Но потом быстро приходит в себя. Жизнь кажется ему короткой, как натянутая до предела струна дечиг-пондара.
Но до того, как эта струна оборвалась, конь выбирается на другой берег, фыркая и отряхиваясь.
Перед собой Юсуп видит пустоту, дикую и безжизненную глухую пустоту.
Припав к гриве коня, он резко вздрагивает, увидев совсем рядом желтый квадрат окна.
Ему кажется, он целую вечность полз к окну.
Он швыряет в окно горсть песка, как будто от порыва ветра. Свет в окне медленно оживает.
«Стрелять нельзя!» — всплывают в голове слова вожака.
Не успевает открыться деревянная дверь маленькой сторожки на краю моста, он прыгает в образовавшийся желтый прямоугольник.
Не раздумывая, наносит два рубящих удара кинжалом. Раздается звук разрубаемой кости.
Когда глаза немного привыкают к свету, он видит кота, сидящего на низких деревянных нарах среди раскиданной одежды. И окровавленную голову с раскроенным черепом.
Потом слышит частое, свистящее дыхание у своих ног.
Он гасит лампу и забирает винтовку.

____________________________________

После, когда они перегнали брошенных сбежавшими от их пуль табунщиками коней через мост, вожак хвалит его, как ребенка, станцевавшего лезгинку перед взрослыми.
Ему это не нравится. И еще раз он оказывается с этими людьми уже в другом месте.
Оставив в руках преследователей своего раненого коня и притороченную к луке седла бурку (этот случай напомнил ему об отце... вернее, о том, что слышал о нем), они вновь уходят с добычей.
Вожак опять хвалит его и, как бы между прочим, спрашивает:
– Заслужил ли он сегодня равную долю?
Их ровно тринадцать человек.
– Погонять скотину может и ребенок, — роняет один, — если есть хороший проводник.
Вопрос вожака бесследно растворяется в воздухе, словно горсть песка, брошенная в реку.
Он отлично понимает смысл сказанного вожаком и понимает ответ его подельника.
– Я присоединился к вам не ради этой клячи, а надеясь, что вы готовитесь к чему-то большему... Свою долю из прежнего табуна я оставил на околице незнакомого селения и ушел ни с чем. Те, кто захватил нашу землю, и мы, занимающиеся угоном этих стад и дележкой их меж собой, мне кажется, мало отличаемся друг от друга. И сколько мы собираемся заниматься этим мелким скотокрадством? Не лучше ли будет, если мы нападем и разнесем в пыль крепость Грозную, в которой нам дано право лишь торговать сыром! — говорит он.
Уголки рта вожака медленно приподнимаются в ухмылке, глаза прищуриваются, кажется, что смеются... Смеются издевательски-надменно, словно ему довелось узнать чужую грязную тайну.
– Не обученный хозяином конь часто спотыкается! Слышал эту пословицу, юноша? — спрашивает он. — Что за коварный план ты нам предлагаешь! Да и кто ты такой, чтобы ставить наше мужество под сомнение?
– Я презираю это мелкое воровство! — отвечает он с вызовом. — Я хочу иметь дело с врагом, с видимым врагом... И хочу видеть его разбитым и преследуемым, словно гонимую ветром темную тучу!
– Все эти завоеватели живут на этой земле без твоего разрешения, — говорит вожак. — Поэтому любой из них враг: и крестьянин, и генерал.
– Я хочу иметь дело с генералом, — огрызается он. — Крестьяне — бесправные и беспомощные рабы, подобно обезглавленному остывающему трупу, они остынут. Мне нужна голова!
– Да поможет тебе Бог! — обрывает разговор вожак.
«Враг не тот, которого ты смог одолеть, — думает он позднее,– а тот, кто победил тебя, кто поколебал твою уверенность в себе».
И он настигает одного такого генерала, выехавшего на прогулку в коляске в сопровождении верховой охраны. Он не один, а с дамами, с гордыми до презрения смерти, дамами.
Неожиданным нападением они рассеивают их, не давая возможности ни сорганизоваться, ни уйти. Того, кто пытается уйти, останавливают выстрелом в голову коня.
Все, кроме женщин, поднимают руки. И вынести это бывает невыносимо трудно — эту женскую гордость, ставящую под сомнение самолюбие мужчины.
Его самоуверенный план заполучить голову гордого генерала с коляски вдребезги разбивается о женскую гордость, бросая его в жар.
Он раздевает всех мужчин до исподнего.
Догола их раздеть не позволяет честь, честь, обязывающая тебя даже умирать без стона, коль ты однажды родился чеченцем.
Также забирают у них коней и оружие.
И когда он, построив их в колонну (впереди мужчины, а женщины позади) отправляет в город, он никак не может простить себе голову генерала. Ему хочется пасть ниц перед этими дамами и заплакать с мольбой. Хочется на коленях молить Бога: «О Всевышний! Сегодня, на один день, на короткое время уподобь меня зверю, не знающему чести и достоинства!»
Несколько раз ход его мыслей прерывают товарищи, торопя его, так как отпущенные офицеры скрылись и преследование не заставит себя долго ждать.
Он сидит на оглоблях коляски, мучаясь сомнениями, то вскакивая с мыслью догнать их, то останавливаясь.
Услышав выстрелы, он понимает, что опоздал с решением.
Сразу, успев только вздохнуть, погибает его товарищ Зубаир.
– Не могу прицелиться, все кружится... — виновато говорит Шахби, падая, и алая струйка крови течет из уголка его рта.
Только с наступлением темноты они (оставшиеся пятеро) смогли уйти в лес, забрав с собой трупы погибших товарищей.

_________________________________

И именно тогда осознает он, что некоторые вопросы не стоит задавать ни себе, ни людям, никому на свете.
И он не спрашивает больше, не рассуждает. И больше не теряет товарищей. За Зубаира и Шахби он мстит десятки, а может и сотни раз. Он больше ни с чем не считается: ни с добром, ни со злом, ни с прошлым, ни с будущим. Сейчас для него враг любой, кто перешел ему дорогу или по неосторожности оказался на его пути.
Он, как и раньше, не берет ничего из захватываемой добычи для себя. Все оставляет товарищам, или раздает в селениях, или же просто отгоняет подальше и оставляет.
Люди избегают его милости и помощи, они боятся его, страх перерастает в ненависть к нему... Ненависть настолько сильную, что люди обходят дороги, по которым прошел он.
А он не понимает...

________________________________

Однажды, в предрассветные часы, они входят в одно чеченское селение, погоняя впереди себя небольшое стадо. Это то, что осталось от захваченного ими накануне и частью отбитого преследователями, а частью павшего при перестрелке скота.
Они натыкаются на засаду, устроенную жителями селения.
Они заявляют ему, что не пропустят его с товарищами живыми через их селение, что им надоело терпеть из-за него бесчинства властей.
Он ведет с ними долгие переговоры.
Товарищи не понимают его.
Наступает утро.
Сельская скотина со всех концов собирается на пастбище. Смешивается с их стадом. Женщины отделяют своих коров, проклиная его.
В конце концов их берут в плотное кольцо и отводят в селение.
Сельский старшина желает запереть абреков у себя дома до прихода представителей власти.
Старшина рад, что этот ублюдок, на которого охотятся власти, из-за которого им был недоволен генерал из крепости Грозная, станет его пленником.
– Хоть и разбойник, но ты мой гость сегодня, — глумясь, говорит ему старшина, кнутовищем распахивая перед ними ворота своего дома, — проходи вперед... Окажу напоследок тебе почести, «владыке», способному лишь отделить теленка от коровы!
Он оказывается у ворот.
Смотрит на своих товарищей.
Останавливается на мгновение.
– Пес, шелудивый пес! — кричит старшина, тесня его конем и нанося удар нагайкой по голове. Замахнувшись нагайкой во второй раз, старшина понимает, кто такой Овтархан Юсуп: он оказывается сзади старшины, на крупе его коня, сжимая левой рукой его пах, приставив к спине оружие.
Из двух вариантов, предложенных ему: или умереть вместе, или погнать впереди сельское стадо, старшина выбирает второй.
Он выбирает одного юношу из селения, в качестве погонщика скотины, не забыв предупредить сельчан, что если они заметят преследование, то пусть сразу начнут копать могилу для старшины.
На закате юношу отправляют обратно с требованием выкупа по пять рублей (цена одной коровы) за скотину. А старшину обещают вернуть, не взяв у него денег, к своей молодой жене, с которой он сыграл свадьбу всего месяц назад.
На третий день после получения выкупа женщины селения, пришедшие утром по воду, обнаруживают старшину верхом на жеребой кобыле (по слухам, она ожеребилась в ту же ночь), привязанным к седлу лицом к хвосту лошади и с гладко обритыми наполовину усами.
Вторая, молодая, жена старшины уходит от него в тот же вечер (за покорно перенесенное им унижение в виде обритых усов и сидение лицом к хвосту жеребой кобылы) и возвращается в дом отца. (Впоследствии она рассказывала, что особенно сильно ее задело то, что кобыла была жеребая). Старшину сразу вызывают в крепость Грозную, и через три дня он возвращается оттуда без второй, не обритой Овтархан Юсупом, половины усов.
Юсуп не знает всего этого, да он и не думает об этом.
Даже позднее, когда товарищи вспоминали со смехом случай со старшиной, он ничего этого не помнил.
Этот старшина не был тем врагом, которого он искал, просто какая-то мелочь, как колючка, случайно оказавшаяся на дороге, или как пес, лающий за чужим забором.

________________________________

Обо всем этом думает он сейчас, в седьмой день первого месяца своей сорок третьей осени, глядя на кроваво алеющий горизонт.
Он понимает, что устал от всего, устал от жизни, от поисков, скитаний.
Даже столь желанная, затаившаяся на острие его шашки смерть не приходит к нему. В этот вечер, медленно двигаясь, отпустив поводья коня, разъедая ум и сердце тяжелыми раздумьями, погоняя угнанное стадо в более семисот голов овец, коров и коней, он сознает, что устал от жизни и от самого себя.
Беззвучно шевеля губами, как будто говоря сам собой, он часто притрагивается рукой к тонкой засохшей струйке крови у левого виска.
Это след от удара тяпкой юной дочери хозяина стада, который он сейчас хранит как воспоминание.
«Я много слышала о тебе, об абреке Юсупе. Я огорчилась, что сделала тебе больно...» — скажет она потом, в улыбке обнажая белоснежные зубы и часто хлопая густыми ресницами с застывшими, как жемчужины, слезинками на них, когда он будет расчесывать ее волосы цвета осенней листвы.
Когда, окружив селение и связав пастухов, они начали сгонять стадо, с крыши дома, стоящего чуть поодаль внизу, раздается одинокий, словно зов о помощи, выстрел.
Оставив пару человек со стадом, они продвигаются в сторону дома.
Но выстрелы из винтовки не подпускают, пули ложатся в опасной близости. Он понимает, что это хозяин стада и он не отступит, если его не убить или не оглушить.
Он боится, что хозяин убьет одного из них.
Он не хочет убивать хозяина. Он хочет его разорить. Пустить его по миру. Наказать его. Он слышал о нем много плохого, например, что хозяин — в прошлом прислужник русского царя, от которого в награду и получил эти земли, бывшие некогда сенокосными лугами для целого селения.
Именно это заставило его придти сюда, оставив на потом все другие дела, несмотря на свою усталость от всего, чтобы не опоздать, из-за боязни, что земля его заберет прежде, чем он успеет доказать этому хозяину еще при жизни, что ничего на этой земле не проходит бесследно, за всякое зло приходится держать ответ, и дать ему с собой унести этот ответ, оставив после себя только одни вопросы.
Через несколько часов перестрелки он обращается к хозяину:
– Я не хочу тебя убивать, только стадо, богатство, заработанное тобой «честным трудом», решил забрать. Остановись. Не переходи мне дорогу. Мне не нужна твоя кровь, лучше сдавайся, пес...
Тот в ответ стреляет пару раз, мыча что-то нечленораздельное.
Тогда они стреляют по очереди, и каждая последующая пуля ложится все ближе и ближе.
Когда от валуна, за которым он укрылся, со всех сторон посыпались осколки, тот протяжно кричит, умоляя не убивать его.
Крепко связав его, он решает вынести весь скарб из его дома, чтобы поделиться с людьми его богатствами, полученными им в награду от русского царя.
Пока его товарищи выносят вещи из дома, он сидит в седле, наблюдая бесконечную горную цепь и укорачивающиеся под утренним солнцем тени, когда неожиданно, откуда ни возьмись, он получает удар чем-то острым в висок над левым ухом.
Мгновенно выхватив кинжал из ножен, подумав: «Убили!», он быстро разворачивается и видит перед собой совсем юную, с гибкой, змеиной статью, девочку в простом платьице, пристально глядящую ему в глаза.
Испуг, охвативший его на минуту, вверг его в замешательство.
На мгновение в глазах темнеет.
Он слепнет на мгновение.
Взгляд ловит едва уловимое, словно шелест листьев, шевеление губ, произносящих его имя.
Тяпка медленно, словно сорванный ветром лист, падает на его плечо.
– Уйди отсюда, иди в дом! — говорит он, забыв, зачем он здесь и кто перед ним.
Девочка застыла как высохший, безлистный росток.
Он видит ее слегка удлиненное лицо, застывший взгляд и темные брови над глазами, раскинутые, словно крылья орла, пораженного стрелой в минуту парения.
– Бросайте все, уходим! — кричит он и бьет коня нагайкой со всех сил. И ни разу не оглядывается, только отъехав далеко, немного сбавляет ход коня.
«Что это за колдовство, — размышляет он по дороге, — что за наваждение и откуда эти сомнения? Что такое женщина и для чего ее создал Бог? По какой причине или для какой цели... Столь беспомощную, чтобы быть собственностью любого, первого схватившего... Для чего?
Неужели нельзя, как сегодня, один раз увидев, созерцать в воспоминаниях, снова и снова воскрешая в памяти ее чистый образ? Оставить загадкой, тайной, на разгадку которой не хватит и целой жизни. Так и жить, обманываясь ею, радуя глаз, согревая душу ее легкостью и светом, светом добра, милости и счастья, которое может дарить только женщина... Возможно, изначально их и создали именно с этой целью, потом все изменилось... или изменили... Зачем так искать, любить, чтобы потом, родив какой-то маленький живой комочек, пропасть, раствориться в суете жизни! Женщина должна быть такой, какой ее видишь, легким парением твоих дум, чтобы ласкать ее мысленно, дарить ей мечты, надежду, чтобы мысленно уносить ее далеко-далеко, вслед за белым дыханием облаков...
Что же это такое? Отчего так все… познать, чтобы потом разочароваться!» — он медленно и легко водит рукой по засохшей струйке крови на виске, и ему кажется, что где-то в глубине сердца ему очень хорошо, как не было никогда раньше.

______________________________________

Они останавливаются в ущелье, там, где река неистовствует, пытаясь вырваться из теснины скал. Стадо там же отдыхает. Разжигают среди скал большой костер. Кто-то зарезал барана и уже свежует его. Разделанное мясо кладут на огонь, и пламя костра вспыхивает от жира. Никто не разговаривает, да и не услышит никто голосов из-за шума воды.
До неба, кажется, можно дотянуться рукой, и крупные звезды ярко мерцают. Темные горы возвышаются, как стены. Горы кажутся очень высокими и вечными, словно пророчат вечную жизнь и тебе.
Беспомощный и безоружный перед Богом, обнажая душу, он долго молится, пытаясь бороться с отвлекающими его мыслями и сомнениями.
Он завершает молитву словами: «О Всевидящий, прости меня за все эти мои неправедные мысли, укажи дорогу угодную Тебе, ведущую к Твоей милости! Дай мне одно испытание или одну беду, чтобы узреть свой путь, как отражение в зеркале, чтобы навсегда избавиться от сомнений или окончательно впасть во власть этих сомнений. Что же мне делать, как быть, — просит он еще, — если и Ты меня не поймешь?.. Перед кем же я предстану со своими деяниями, открыв сердце и распахнув душу? Если бы я только смог хоть раз увидеть Тебя, спросить прямо: «Кто я такой? Для чего и с какой целью Ты создал меня?» Уж Ты-то дал бы мне точный ответ. Ты точно не был бы похож на раба Своего, созданного Тобой же!»
Он долго лежит у костра, положив под голову седло.
Огонь с треском брызгает искрами, недалеко шумит река, часто падает-умирает, на мгновение сверкнув напоследок, звезда. Ночь свежа, как дыхание зимы. Ночь окружает его защитой, своим темным дозором расползаясь по миру.
Во сне он видит юную девушку, как она стояла перед ним, беззащитная и удивленная, ее тяпку и свою растерянность.
Рана возле уха зудит. Эта рана кажется ему очень нежной, какой-то странно дорогой, он боится, что она исчезнет без следа, если только дотронешься до нее пальцем.
«Я так и не понял, что это такое, — приходит ему в голову мысль, — для чего нужна женщина...»
– Исраил! — окликает он одного из своих товарищей, неожиданно вздрогнув, словно вспомнив что-то важное.
–Ты звал меня? — наклоняется к нему Исраил.
– Уходите отсюда до того, как Большая Медведица коснется вершин гор, — говорит он, поднимаясь. — Сиротскую долю раздайте в семи селениях. Мою долю тоже отдайте куда-нибудь...
– Люди не берут твою долю, Юсуп. Люди боятся твоих благодеяний, — отвечает ему Исраил.
– Ничего, сделай, что сможешь! — говорит он торопливо.
–Ты что это, не завещание ли собрался делать? — полушутя спрашивает тот.
– Нет! — коротко обрывает он, седлая коня.

__________________________________

К хутору, где живет девушка — та юная девушка, лишившая его покоя, вселившая в его душу смятения, — он приходит в предрассветный час. Останавливается на склоне горы, где сам хутор хорошо виден внизу. Стреноженный конь его пасется внизу, в лощине.
До самого захода солнца наблюдает за домом девушки, пытаясь понять происходящее с собой.
Он видит, что девушка, забывшись, часто смотрит на дорогу, с тоской в глазах.
И тогда он понимает, что он не одинок в своей печали и светлой грусти. Что еще одна невинная душа терзается доселе неведомыми ей чувствами, мучается так же, как и его, грешная.
Потом, через две недели, в селение, к отцу девушки, он погоняет большое стадо, которому нет конца, которое не может охватить человеческий взгляд, со сватами, прося руки его дочери.
«Вместо дочери я пришлю в подарок твоему роду твой обезглавленный труп, как когда-то казаки послали труп твоего отца Овтархи», — отвечает отец на просьбу сватов.
Оставив стадо для всех жителей селения (по его просьбе), сваты возвращаются ни с чем.
И во второй раз, когда его люди приводят восемнадцать вьючных лошадей, груженных дорогими шелками, отец дает точно такой же ответ.
И тогда он посылает ему своего преданного, любимого скакуна, свой верный кинжал и драгоценную, служившую ему верой и правдой долгие годы в чужих степях подзорную трубу с предложением искать его с помощью его подзорной трубы, догнать его на его быстроногом коне и обезглавить его с помощью его же кинжала.
Услышав эти слова, отец девушки понимает, что в этом бренном мире ему некуда деться от любви Овтархан Юсупа к его дочери, как и от его ненависти.
Он возвращает «подарок» вместе с дочерью.

________________________________________

Овтархан Юсуп бесследно исчезает, как капля воды в песке, вместе с юной красавицей Масар.
После него также исчезают несколько его смертельных врагов, доложивших властям, что именно они его убили. А некоторые из них получают богатые дары от русского царя и становятся богачами.
Никто не знает, где он остановился, где его искать и когда он вернется.
Среди людей ходят слухи, что его убили, но открыто говорить о нем боятся.
Одни рассказывают, что он перебрался в Турцию, чтобы собрать армию из эмигрировавших после Кавказкой войны чеченцев и начать новую войну против русского царя.
А другие говорят, что его видели в Мекке молящимся о прощении своих грехов.
И через шесть лет и семь месяцев, когда о нем враги начали забывать, а друзья перестали ждать, ранней осенью 1893-го года, в час, когда горизонт начал алеть, словно смертельно раненный дракон, бьющийся в агонии, раздавшийся одинокий залп и крик Масар раскрывают великую тайну Овтархан Юсупа.
Юсуп не скрывался ни в Турции, ни в Мекке.
Он жил в Чечне, неподалеку от царской крепости, вырубив поляну на самом краю леса и построив на этой поляне дом.
Он окружил свой дом высоким (выше человеческого роста) трехрядным забором, состоящим из колючек, частокола и еще раз колючек.
Внутри забора — маленький домик из двух комнат, с выходящими на восток и запад четырьмя окнами.
Он никуда и никогда не выезжает из этого дома, там же, за забором, и его небольшой огород.
Все дела ведет жена, как-то: покупка необходимых товаров, продажа излишек зерна, а также она приносит новости из внешнего мира.
Каждый вечер, в час заката, его начинает мучительно терзать тоска по одной ему известной причине.
В такие часы он смотрит на облака, с алеющими боками ползущие вниз с горных вершин и исчезающие далеко в степях, собираясь в темную, мрачную тучу. И на птиц, возвращающихся в горы, изредка, устало взмахивая крыльями и перекликаясь, постепенно исчезающих вдали, превращаясь в еле заметные темные точки. Ощущает ветер, приносящий запахи трав и шепот листьев, дым над печными трубами селения.
В такие моменты его глаза оживают, распахиваясь широко, он гордо откидывает голову назад, подбородок его поднимается, а душа мечется, зовя его в путь, чтобы наступить на горло своей смерти, сыграть со смертью в рулетку или бросить ей вызов...
Он седлает коня, привязывает его, коротко натянув поводья, и медленно идет в дом.
Масар сидит на стуле у западного окна, спиной к нему. Она плавно встает при его входе во весь рост и также плавно садится обратно, не говоря ему ни слова.
Молчит и он.
Тогда он начинает медленно, прядь за прядью, распускать ее косу, которую он сплел утром точно так же на стуле у восточного окна.
Он долго распускает ее косу, придерживая пальцами каждую распущенную прядь ее волос, держа их отдельно, пока не распустит всю косу.
Потом берет крупную гребенку с платка, расстеленного на коленях Масар.
И медленно, плавно, боясь сделать ей больно, начинает расчесывать ее цвета осенней листвы золотые волосы. Волосы искрят под гребенкой.
Масар покрывает голову платком. Стул оставляет на месте, чтобы утром перенести к восточному окну.
Слышно, как конь нетерпеливо бьет копытом о землю, с глухим, коротким, как в прежние годы в ночи, ржанием.
Расседлав его, он ослабляет узду.
Ему кажется, что конь тоже тоскует, как и он, каждый вечер. И потому он его седлает, коротко привязывая.
Он обманывает себя волосами Масар.
И конь обманывается седлом и тугими подпругами.
Потом наступает ночь, тихая, глухая, полная жизни. Ему знакома ее дрожащая, как листья в шорохе ветра, обостренная и чуткая, как оголенный нерв, жизнь. Его душа сливается с ночью, уходит вместе с ней в глухие леса, в степи, где месяц серебрит пески, гуляет по горным хребтам, чтобы в унисон с воем ветра завыть волком, или зарычать барсом, или закружиться жестоким смерчом где-то, куда укажет судьба.
Потом (когда обманутая душа успокаивается) засыпает, чтобы утром, как всегда (боясь, что это в последний раз) с восходом солнца сплести для Масар новую косу.
И так проходит время, дни переходят в месяцы, потом в годы. Осени сменяются веснами.
Проходит шесть лет.
Наступает седьмая осень, с медленно кружащейся золотистой листвой, как и прежде, с алыми облаками, ползущими вниз из-за горных вершин, и клекотом журавлей, с прохладным легким ветерком с осенними запахами.
«Оказывается, я тоже могу быть счастлив или я уже счастлив?» — спрашивает он себя и впервые удивляется той умиротворенности, которая приходит к нему, освобождая его душу от всяких сомнений. Душа его наполняется неизведанным до сих пор чувством щемящей всеобъемлющей любовью, любовью к жизни, к ее дыханию.
Он забывает оседлать коня.

__________________________________________

На следующий день с утра какие-то люди (около ста человек) начинают рубить лес чуть повыше его дома.
Он посылает Масар выяснить, что происходит.
Масар возвращается с известием, что это добровольцы, вырубающие лес под посевы или под луга для выпаса скота.
Вырубленные деревья они очищают от веток, разрубают на короткие столбы и складывают в два ряда, оттаскивая далеко вниз.
«Готовят для погрузки на телеги, — осеняет его. — Хорошо, что я остановился в этом селении, неподалеку от штаба русской армии, — думает он. — Кровники ищут врага вдали от людей или в других краях, даже не допуская мысли, что их враг может быть совсем рядом».
Он видит множество телег, запряженных быками, идущих вверх из селения по дрова.
Когда волы останавливаются около дров, он вспоминает Масар, которая ждет его у окна.
С этой счастливой мыслью («Оказывается, я тоже могу быть счастлив или я уже счастлив?») быстро идет в дом, оживленный, с улыбкой на лице, словно собираясь сообщить Масар радостную весть.
Он замечает своего коня, тонконогого красавца медно-рыжей масти с двумя белыми отметинами на лбу и носу и с белыми «сапожками» на всех четырех ногах. Подняв свою гладкую голову на тонкой, гибкой шее и навострив уши, конь пристально смотрит на него.
Смущенный этим взглядом, он приостанавливается около коня, потом идет дальше...
...И тут его задерживает ружейный залп со всех сторон, раздавшийся как гром среди ясного неба...
До второго залпа он пытается поспеть к коню...
Совсем рядом с верным конем что-то останавливает его, какой-то удар отбрасывает назад...
Потом еще и еще раз...
«Юсий-й-й!» — слышит он крик позади себя. И от этого крика мир рушится, разойдясь черной трещиной пополам...
Все становится черным.
Он чувствует, что его руки перебирают чьи-то волосы и чье-то прикосновение к своей левой щеке.
Услышав у самого уха ржание коня, осознает, что держит в руках его гриву.
Он стоит, вцепившись обеими руками в гриву коня (ему мерещится, что он в седле и рубит врагов шашкой), когда подбежавшая с раскрытыми объятиями, словно орлица, Масар поворачивает его к себе и обнимает, прикрывая собой от пуль.
Уже угасающим взором он видит солдат, бегущих к нему со всех сторон с дьявольским криком «Ура-а-а-а!»...
«Зачем... зачем они кричат...» — бьется в голове мысль.
Потом со всех сторон раздаются световые вспышки, словно вз рываются горы. За ними он видит небольшие холмики. И искры, вспыхивающие на мгновение и быстро гаснущие.
«...Все суета и ничтожно, ничтожно все...» — промелькает у него мысль до того, как последняя пуля попадает ему в голову.
Весь свет переходит в непроглядную тьму, которая исчезает, превращаясь в маленькую точку.
Все становится черным.
Черным и пустым.
Пустота.

Масар.
Масар солдаты не убивают и в тюрьму ее не сажают.
Масар в эту же ночь возвращается в дом отца, одинокая и потерянная, словно волчица, лишившаяся щенков.
Отец не узнает свою дочь.
Дочь удивительно красива.
И в то же время в ее красоте что-то неживое, мертвенно-бледное, исказившее ее прелесть.
Когда Масар называет себя, отец узнает свою дочь и понимает, что вернуться к нему она могла только овдовев.
В начале весны тесть выкрадывает и возвращает домой останки Овтархан Юсупа.
Потом ровно через год — после соблюдения траура — вокруг дома Масар начинают крутиться именитые и не совсем мужчины, и среди них абреки.
Все хотят жениться на женщине, бывшей женою Овтархан Юсупа. Все пытаются добиться ее руки. Любым путем: с ее согласия или без, взять ее в жены.
Наконец ее умыкает — прямо с прополки кукурузы — Успин Кахир, про которого говорили, что он родился вперед ногами.
И на второй день привозит ее обратно домой, при этом клянется быть в дальнейшем ее названным братом.
Кахир в ту ночь пытается овладеть ею.
Масар говорит, что она и Юсупу не была женой.
Кахир не понимает.
Тогда Масар рассказывает ему, что ей сказал в их первую ночь Юсуп:
«Побывавший однажды в капкане волк никогда не охотится на кабана, Масар, только на поросят, точно так же, как побывавший в силках сокол охотится лишь на мелких пернатых. Мы, жившие свободно, как горные орлы, и безмерно гордящиеся свободой и горами, сегодня покорены врагом из холодных степей, не имеющим гор и свободы, чтобы гордиться ими, и он требует от нас платы за наш пот, проливаемый нами на эту землю. Мы сейчас вымираем, лишенные права носить папаху.
Победитель оставляет для побежденного только два пути: постоянно гнуть на победителя спину и растить для него новых рабов.
И последнее сопротивление раба — это не производить на свет себе подобных рабов для своего победителя.
Я женился на тебе, пожалев твою красоту и свое мужество, Масар. Так неужели мы уйдем из этого мира, оставив после себя новых рабов для победителя?!
Я бы хотел умереть с этими последними, жалкими остатками мужества, Масар, и чтобы ты разделила со мной мою судьбу. Если же ты не согласна, я даю тебе волю самой решать свою судьбу без меня...
Кроме этого, мы пришли в этот мир не для размножения, когда впервые мы познали мир, где ты была Евой, а я Адамом!
Я хотел бы любить тебя, Масар, глазами и ласкать мысленно... Я хотел бы, чтобы ты стала моим талисманом, который я буду хранить, как святыню, в этом бренном мире, и таким же первозданным чистым заберу в мир иной, представ перед Богом...»
– И тогда я согласилась с ним, Кахир. Юсуп убедил меня. Я поняла, что с настоящим мужчиной стоит разделить судьбу, если не ради жизни с ним, то хотя бы для смерти. И таким мужчиной был Юсуп, — завершает свой рассказ Масар.
Кахир молчит.
Масляная лампа чадит в маленькой комнате.
И после долгого молчания Кахир спросит, пряча от нее глаза:
– Как же вы жили вместе, Масар? Прости за откровенный вопрос.
– Каждое утро, с восходом солнца, Юсуп сажал меня на стул у окна, медленно расчесывал мои волосы и заплетал косу, Кахир. А каждый вечер, с заходом солнца, он ее расплетал, — отвечает Масар.
– Ох!.. — только и смог выговорить Кахир. Долгое молчание воцарилось в комнате. Звенящая тишина.
И после долгих раздумий он заговаривает с Масар, глядя ей прямо в глаза:
– Если Овтархан Юсуп не овладел тобой, Масар, то я тем более не стою этого. Пусть Всевышний воздаст тебе за то уважение, которое ты питала к Юсупу... И с сегодняшнего дня я твой брат! — на следующее утро Успин Кахир отвозит Масар в дом отца.
Масар, которую за шестьдесят шесть лет одинокой жизни так и не убила царская власть, погибает двадцать третьего февраля тысяча девятьсот сорок четвертого года от рук офицера Советской Армии, который ударом штыка в спину уложил ее на могилу Овтархин Юсупа.
В это утро Масар, припав к могиле Юсупа, плачет, взывая к нему, как к Богу.
Она так и остается там лежать… навечно со своим Юсупом, не расставаясь с ним никогда.
Ее, вернее, ее останки, потом похоронят ушедшие в леса партизаны.
Один из тех, кто похоронил Масар — его звали Ковнарка, — умер только в 1989 году.
И он забрал с собой все.
Все исчезло.
Все прошло, чтобы остаться жить, жить вечно...

Страницы: 1 2 3 4